Главная 11:01:47 - Суббота, 25 Май 2019

Андрей

Коробов-Латынцев


Философская война за Донбасс. Часть 1

Ч.1

В эпоху катастроф и войн возрастает запрос на национальную философию. Так было в первую мировую войну, в которую, по сути дела, философы открыли свой параллельный философский фронт и вели философские баталии. Николай Бердяев, Владимир Эрн, Василий Розанов, Сергей Булгаков и многие-многие другие живо откликнулись на тему войны, посвятили этому множество своих статей. Об этом времени философ Вл. Эрн сказал, что оно славянофильствует. Те же процессы можно было наблюдать в Германии, там тоже философы много писали о войне, а кто-то даже ушел на фронт. Во Вторую мировую войну - те же самые процессы, только советским философам пришлось больше воевать, чем философствовать. Эвальд Ильенков, Александр Зиновьев, Михаил Петров, Михаил Лифшиц, Николай Смирнов многие другие советские философы прошли войну.

Когда-то давно в аспирантские свои времена я увидел в Библиотеке учебник по истории философии, который был посвящен советским философам, участникам Великой отечественной войны. Мне очень запомнилась эта подпись, и сейчас в Донецке она постоянно всплывает в моей памяти…

Философ и война, философ на войне, о войне – это тема не надуманная. И особенно это чувствуется здесь, в Донбассе, где отсутствие рефлексии смерти подобно, как удачно выразился один русский философ, который нынче служит советником Главы Республики. Здесь, где защитникам республики каждый день приходится ходить под пулями и умирать, особенно важно понимать, за что ты умираешь. А если ты знаешь, за что умирать, то ты ведь знаешь, для чего жить. Стало быть, война ставит перед человеком прежде всего вопрос о смысле жизни и смысле смерти, т.е. философский вопрос.

Бердяев применительно к первой мировой войне назвал это «философствование во время боя». Сегодня вновь наступает такое время. Другой отечественный философ Иван Ильин в статье «Духовный смысл войны» писал так: «Война вторглась неожиданно в нашу жизнь и заставила нас гореть не о себе и работать не для себя. Она создала возможность взаимного понимания и доверия, она вызвала нас на щедрость и пробудила в нас даже доброту».Эти слова будто сказаны в наше время о Донецке. Но не во всех, конечно, война пробуждает такие качества. Бердяев, который во многом оппонент Ильина, будто вторит ему и говорит в статье «О духе уныния», написанной в годы Первой мировой: «Последние истины всегда приоткрываются в повышенных, а не в пониженных восприятиях жизни, в активных восприятиях, вносящих смысл и свет». Конечно, не всем свойственны эти повышенные восприятия жизни. Но ни в 14-ом году, ни сегодня без такого повышенного восприятия жизни невозможно было бы отстоять суверенитет Донецкой народной республики.

Но это не только русские философы такие кровожадные и так много пишут о войне. Платон, который рос во время Пелопонесской войны (которая для древнего греческого мира была, по сути дела, мировой войной) и поэтому «философствовал во время боя», также много времени уделяет теме войны. О войне он высказывается во многих своих диалогах (Тимей, Менексен, Государство, Законы и т.д.). В диалоге «Законы» великий философ древнего мира делит все войны на внешние и внутренние. Внутренние (т.е. между греками, т.е. гражданские войны) войны, по Платону, это самые тяжкие воины, они принципиально отличаются от войн внешних. Для таких войн Платон стремится обозначить особую этику. В таких войнах недостаточно быть просто мужественным (таким может быть и обычный наемник), здесь следует держаться патриотизма, мужество следует соединить со справедливостью и рассудительностью. Эти добродетели вместе позволяют исполнить законы, которые предлагает Платон: не порабощать греков (т.е. своих сограждан), не опустошать их поля и не сжигать их дома, тем самым опустошая свою Родину. Цель «внешней войны» (гражданской) – это примирение с противником, а не уничтожение. Мир, а не война. Давайте применим эту платоновскую теорию внутренней войны к Донбасской войне, посмотрим на враждующие стороны, из которых одна, а именно Украина, к миру явно не стремится, и потому с точки зрения Платона заслуживает однозначного порицания. Конечно, это понятно и без Платона, однако же важно понимать, что за нашими спинами и за спинами защитников Донецкой Республики стоит великий мыслитель древнего мира. Если Платон за нас, то кто против нас?..

Война за Донбасс – это во многом философская война. Эта война должна не только возбудить в людях философские вопросы, она должна также бросить боевой клич тем, кто эти вопросы на протяжении всей истории человечества ставил и разрешал – то есть философам! Мои коллеги, современные отечественные философы, должны выйти из своих академических пещер, в которых они созерцают тени, и вспомнить свое истинное призвание, о котором сказал опять же Платон в своем Государстве – философ должен выводить людей из пещеры на свет, в подлинный мир. Философ не вправе уйти от мира в пещеру, иначе он перестает быть философом.

Читатель простит мне еще одну цитату из Платона: "Что касается рода софистов, - пишет философ, - я, разумеется, всегда считал его весьма искушенным в составлении разнообразных речей и в других прекрасных вещах, но из-за того, что эти софисты привыкли странствовать из города в город и нигде не заводят собственного дома, у меня есть подозрение, что им не под силу те дела и слова, которые свершили и сказали бы в обстоятельствах войны, сражений или переговоров как философы, так и государственные люди" - это Платон пишет в Тимее. Это, быть может, главное отличие философа от софиста. Софист, поскольку он не имеет (и не ищет поэтому) Родины, не способен на те слова и дела, на которые способен философ. Тем более в "обстоятельствах войны" софист будет трусить и извиваться, изловчаться и замалчивать, иной раз и врать (составлять "замечательные речи" и говорить "другие прекрасные вещи"), но на Слово и Дело, на которое решится подлинный философ, он никогда не решится. Часто об этом думаю, когда смотрю на некоторых моих коллег, которые заперлись наглухо в академических пещерах и созерцают тени.

Но есть и вариант хуже.В 2014-ом году из России на Украину эмигрировал известный российский философ, исследователь и историк философии Анатолий Валерианович Ахутин. В 2015-ом году вышло интервью Ахутина, где он говорил, цитирую: "В ближайшие годы, боюсь, Россию ждет фашизация. Без метафор. Архаизирующий традиционализм, национализм, антиинтеллектуализм, ксенофобия, сочетание мании величия с манией преследования, корпоративная замкнутость власти, культ вождя — все это очевидные черты путинского режима и азбучные определения фашистского". Это 15-ый год, уже идет война, уже был Дом Профсоюзов в Одессе, уже были нацистские марши в центре Киева. Читая эти слова Ахутина, невольно думаешь, что Анатолий Валерианович просто шифруется, и вместо слова «Россия» следует поставить слово «Украина», настолько всё совпадает с нынешней украинской действительностью! Но Ахутин говорит о России. Говорит красиво, пылко, говорит, по выражению Платона, «замечательные речи», и – я все-таки скажу это – говорит он не как философ, но как тот самый платоновский софист, который странствует из города в город и который в обстоятельствах войны просто не способен на те слова и дела, на которые способен подлинный философ.

Все-таки для философии первым условием является свобода, поэтому где же еще сегодня быть русскому философу, если не в Донецке?

Подпишитесь на наш канал в YouTube

Официальный сайт главы ДНР
Regnum
Главная

ИИ «Донецк 24» - это мультимедийное информационное издание. Наша цель – оперативно, взвешенно и объективно освещать события в Донецке и регионе. Новости, аналитика, политика, бизнес, культура, досуг – все это можно найти на «Донецк 24».

Яндекс.Метрика
2018 © ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «Донецк 24» Все права защищены.