Главная 10:22:56 - Четверг, 20 Сентябрь 2018

Андрей

Бабицкий


Ликвидация проекта «Украина – не Россия» как элемент долговременной политической программы Путина

Сторонники Путина, склонные к пацифизму (а среди симпатизирующих ему граждан можно найти представителей любой политической платформы), сразу после «Прямой линии» решили взять президента под защиту. Они трактовали его слова о том, что провокации со стороны Украины во время проведения чемпионата мира «будут иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности в целом» не как угрозу, а как указание на неизбежность неких объективных процессов, которые после агрессии в Донбассе приведут страну к окончательному краху. Это попытка представить президента теоретиком, предлагающим свое понимание причинно-следственных связей событий на Украине, кажется не слишком удачной. Не совсем ясно, как нападение на Донбасс увязано с распадом украинской государственности. Чечня между двумя войнами существовала вовсе без всякой государственности как территория, поделенная между собой бандитскими группами, и могла бы пребывать в этом статусе неопределенно долгое время, если бы Басаев и Хаттаб не решились вторгнуться в Кадарскую зону Дагестана.

Украина находится в куда лучшем положении, чем Чечня в указанный период. Она имеет все атрибуты государственности, хотя многие из них находятся в плачевном состоянии. Но процесс распада может длиться годами, а если учитывать, что Запад заинтересован в сохранении враждебной России территории и будет продолжать ее поддерживать, то и десятилетиями. Кроме того, сама государственность очень косвенно зависит от положения дел на фронтах. Политик способен как поражения, так и победы конвертировать в собственный капитал. Если мы вспомним операцию по принуждению к миру Грузии в августе 2008 года, то увидим, что разгром грузинской армии российскими вооруженными силами не привел к падению режима Саакашвили. В некотором роде он даже усилился, поскольку российское вторжение, как воспринимали тогда граждане Грузии военную операцию по защите Южной Осетии, сплотила их вокруг своего президента. И государственность тогда вполне устояла.

Украинская армия за годы войны пережила несколько сокрушительных разгромов в котлах, но положения дел в стране это существенно не изменило. По крайней мере, с государственностью «в целом», как сказал Путин, все по-прежнему. Так что версия пацифистов плохо коррелируется с реальностью и не имеет сколько-нибудь серьезных аргументов в свою пользу.

Зато понимание заявления президента как серьезного предупреждения о вероятности демонтажа украинской государственности обосновать предельно легко. Формируя перспективу правления на шестилетний срок, Путин должен был в обязательном порядке предусмотреть в своей политической стратегии возможность «расшивки» конфликта в Донбассе, поскольку этот вопрос является крайне чувствительным для российских руководства и граждан. Во время вялотекущих военных действий у Кремля есть теоретическая возможность воздействовать на Киев через своих европейских партнеров, тем более, что перспективы найти с ними общий язык становятся все более зримыми.

Масштабная военная провокация с большим количеством жертв ставит президента России перед крайне малоприятным выбором – либо предстать перед собственным населением слабой и зависимой фигурой, опасающейся дать жесткий ответ на массовое убийство русских людей, либо вступиться за соотечественников уже по полной программе. Нет никаких сомнений, что Путин остановил свой выбор на втором варианте, и не сегодня, а гораздо раньше. Просто в этот раз он объявил, как далеко готов зайти для того, чтобы остановить обезумевшую хунту.

Понятно, что демонтаж государственности возможен только при помощи военной силы. Политическое давление не в состоянии обеспечить столь глобальный результат. Поэтому, конечно, речь идет о предупреждении или, я бы уточнил, об угрозе пустить в ход оружие. У Минских соглашений, оказывается, есть альтернатива – это силовая ликвидация антироссийского украинского проекта.

Комментаторы решили, что речь идет об особых условиях для Украины, которые будут действовать только на период проведения чемпионата мира. Сомневаюсь, что Владимир Путин размышляет о ситуации в Донбассе в привязке к столь незначительному или, напротив, значительному событию. ЧМ вообще не при чем. Это для Киева чемпионат - повод для агрессии, а для России неприемлема сама агрессия, независимо от причин, ее породивших. Поэтому демонтаж украинской государственности – эта та новая вероятность решения конфликта на Донбассе, которая заложена в стратегический план Путина на новый срок его правления. С чем мы небратьев и имеем честь поздравить.


Официальный сайт главы ДНР
Regnum
Русская Весна
News-Front