Главная 14:49:29 - Вторник, 16 Октябрь 2018

Андрей

Бабицкий


Призрак Малороссии: что страшит украинских чиновников

Замминистра по вопросам неподконтрольных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука поделился с украинской общественностью своими страхами. Украина, считает он, может потерять свою государственность в случае обострения политического кризиса. Произойдет это не в результате военных действий или переворота, а в случае прихода к власти нынешней оппозиции. Тука прямо указал на тех политиков, которые, по его мнению, способны превратить страну в придаток ненавистного русского мира: «Достаточно Рабиновичу и Мураеву, Бойко и остальной этой пятой колонне провести большинство в парламент — и все, каюк, Украины нет, а есть Малороссийская губерния».

Опасения эти, конечно же, деланные. Они является одним из промежуточных вариантов уже много раз предложенной аудитории версии о том, что сохранить свою независимость страна сможет только в том случае, если ее президентом на предстоящих выборах вновь будет избран Петр Порошенко. Надо сказать, что Тука выбрал самую мягкую форму подачи этого сомнительного сообщения – более активные сторонники нынешнего главы государства во враги Украины записывают не только основателей партии «За жизнь» и главу «Оппозиционного блока», но и вообще всякого политика, претендующего на президентское кресло.

Тем не менее, было бы интересно поразмышлять над той фантастической перспективой, которую в угоду своему начальнику нарисовал замминистра. Действительно ли Рабинович, Мураев, Бойко и, надо полагать, примкнувший к ним Медведчук могут так кардинально изменить политическую ориентацию страны? Гипотетически народ, уставший от нищеты, войны и произвола властей, мог бы отдать предпочтение оппозиционным силам. Подобное в новейшей истории Украины уже было. Представитель Юго-востока Виктор Янукович правил страной до тех пор, пока не был свергнут националистами и сторонниками евроинтеграции.

Но такое было возможно в ту пору, когда националистическая «Свобода» или «Правый сектор» ходили еще в коротких штанишках, а «Азова» или С14 еще и в помине не было. Социологические опросы показывают, что количество людей, считающих, что с войной нужно заканчивать, неуклонно растет. Это вроде бы и есть тот оппозиционный электорат, который поддержит условно пророссийских политиков. Но я бы не стал на это особенно рассчитывать, поскольку среди профессиональных пацифистов обычно очень высок процент сторонников либеральных преобразований и евроатлантического курса. С одной стороны, они против всего плохого за все хорошее, с другой, им не приходит в голову, что все взаимосвязано. Войны не было бы, если бы сторонники объединения с Европой не сделали бы ставку на государственный переворот и не открыли бы таким образом дорогу к власти радикальным националистическим силам.

Кроме того, среди противников войны немало и тех, кто с продолжающимися более 4 лет военными действиями связывает ухудшение условий жизни. Эти люди вполне могут поддерживать и националистов, и европейскую ориентацию, но войну они вместе с тем бы хотели закончить, поскольку полагают, что она ложится непосильным бременем на экономику. Таким украинским гражданам тоже не хватает понимания того, что война является естественным следствием смены власти в стране и, чтобы ее завершить, надо для начала отказаться от той идеологии, которая лежит в основе нынешней украинской политики.

То обстоятельство, что за счет ухода Крыма и Донбасса неоспоримым электоральным преимуществом сейчас обладают западенские регионы и подпавший под его влияние центр, вообще делает крайне сомнительной перспективу победы партий и политиков, имеющих репутацию пророссийских. Националистический и европейский тренды, пока еще уживающиеся в одной упряжке, не только не исчерпали собственного ресурса, но и продолжают в условиях войны вовлекать в свою орбиту все новых сторонников.

Кроме того, говорить об осколках «Партии регионов» как о действенной реальной оппозиции никаких оснований нет. Этим силам разрешили прописаться в официальном политическом поле только на условии безусловной поддержки тех лозунгов, под которыми сейчас продолжается строительство национального государства. Россия – это агрессор и оккупант, с которым воюет Украина, украинские язык и культура должны главенствовать, вытесняя чужеродный москальский элемент из всех сфер жизни. Любые попытки подвергнуть сомнению эти аксиомы могут стоить обозначенным силам как возможности вести легальную политическую деятельность, так и свободы вместе с жизнью.

И здесь прорисовывается еще одна любопытная особенность нынешней Украины. Она стала страной постоянно действующего майдана. Совершенно очевидно, что если на выборах дела пойдут как-то не так и какие-то "неправильные" партии начнут набирать неположенное им количество голосов, то в процесс тут же вмешаются уже упомянутые «Правый сектор», С14 и прочие националистические организации и партии. Они не испытывают дефицита ни в бойцах, ни в оружии, арсенал инструментов воздействия на общество у них куда шире, чем до войны. Националисты сегодня стали очень значительным ресурсом управления страной, фактически они являются альтернативной и намного более влиятельной, нежели официальные органы власти, институцией, которая просто не даст событиям свернуть с того курса, который радикалы считают единственно правильным.

Так что, мне кажется, Туке, если он действительно находится в плену каких-то невнятных страхов, бояться пока особо нечего. Другое дело, что, хотя это произойдет не завтра, явление Малороссии неизбежно в принципе, как неизбежна уголовная ответственность для всех, кто принимает и исполняет преступные решения на Украине. И имя Туки стоит далеко не в конце списка лиц, подлежащих уголовному преследованию.


Официальный сайт главы ДНР
Regnum
Русская Весна
News-Front