Главная 18:59:58 - Пятница, 16 Ноябрь 2018

Андрей

Бабицкий


В логове вышиванки и евроитеграции

Навязшая в зубах присказка про «нацизма на Украине нет» на самом деле действительно может быть некоторым образом обоснована. Как показал опрос, проводившийся в прошлом году Центром Разумкова, за представителей таких праворадикальных партий как «Свобода», «Правый сектор», «Национальный корпус» готовы проголосовать только 4,2% респондентов. Мы видим, что даже если означенные организации выступят блоком, то набранных голосов им не хватит для преодоления необходимого пятипроцентного барьера. Ну или, учитывая, что электоральные симпатии имеют обыкновение меняться, какая-нибудь ультранационалисткая партия все же пройдет в парламент, но едва-едва преодолев тот самый барьер. В любом случае в законодательном органе она будет выступать в роли аутсайдера, мало влияющего на исход событий.

Может и правда, этого поминаемого по каждому случаю нацизма на Украине нет? Нет, он все-таки есть, его формы, отчетливые и яркие на кажущейся периферии политической жизни, становятся размытыми и искусно задрапированными, когда дело касается мейнстрима. Дело в том, что националистическая повестка в стране монтируется с курсом евроинтеграции, который продолжает, не имея на то никаких оснований, использовать общедемократический словарь. Потерявшие за 4 года всякий смысл лозунги о гарантированных политических и гражданских правах и свободах все так же украшают фасад государства, где все эти права и свободы уже долгое время попираются открыто и ан масс.

И да, за вывеской евроинтеграции оформился стопроцентный нацизм, который просто чурается радикальной символики и эмблематики, но доктринально он полностью отвечает всем требованиям нацистской идеологии. Дело в том, что все парламентские партии, выступающие за строительство национального государства, поддержавшие героизацию ОУН-УПА и изгнание русского языка из образования и сферы обслуживания, голосовавшие за принятие законопроекта о реинтеграции Донбасса, оправдывающие войну необходимостью дать отпор России (читай русскому населению региона), являются легитимной опорой режима, опирающегося на национализм как на государствообразующую идею. Вне зависимости от того, во что верят или не верят конкретные политические фигуры. Я, например, думаю, что ни Аваков, ни Порошенко, ни Тимошенко, ни даже Ляшко в светлый идеал нового рождения великой украинской нации не верят вообще. Они обслуживают эту доктрину, считая ее удобной и эффективной политической программой, позволяющей Украине пользоваться всемерной поддержкой Запада.

И немного об украинском избирателе. Его, конечно, пугают откровенные чернорубашечники и к ним, как к опасной силе, которая в случае, если она получит власть в свои руки, превратится в смертоносную, он не испытывает больших симпатий. Любое общество сторонится радикалов. Но нацизм в обертке европейских ценностей он покупает охотно и безбоязненно. Согласно, данным другого соцопроса, проведенного тоже в прошлом году Киевским международным институтом социологии, поддерживают и скорее поддерживают признание ОУН-УПА борцами за независимость Украины в ХХ веке 41% опрошенных взрослых жителей Украины, против или скорее против такого признания - 27%. То есть количество тех, кто выступает против героизации украинских коллаборационистов, действовавших в полном согласии с германскими нацистами, почти в два раза меньше тех, кто голосует за.

Этот нацизм плохо опознается в силу того, что он вынужден считаться с общеевропейскими запретами. Он не может себя транслировать в формате прямого наследования германскому нацизму. Поэтому вскидывание руки в известном приветствии, нацистская форма и эмблемы, призывы к расправе с жидами и москалями – это удел маргиналов. Политический мейнстрим делает ставку на постепенное заполнение культурного пространства знаками и символами, которые указывают на преемственность националистической традиции в фольклорной коннотации. «СУГС» получает прописку в армии как национальное приветствие, а не как калька германской формулы «Хайль Гитлер», Бандера и Шухевич становятся обладателями новой биографии, согласно которой они являются борцами за национальные интересы Украины, а не нацистскими пособниками, москалей требуется отправить на вилы не в силу того, что они являются испорченной расой, а потом, что их страна вторглась на Украину и оккупировала ее территорию.

То есть нужно было всего ничего – чуть сбить настройки в нацистском дискурсе и вроде подлинный, глубинный нацизм – правда не аристократический, как у немцев, а селянский, но от того и куда более лютый – выглядит как веселая вышиванка, радующая глаз своими народными узорами. Я даже допускаю, что большая часть участников этого нацистского шабаша уже не отдает себе отчета в том, какие ценности они транслируют. Они все еще уверены в том, что ведут речь о вхождении в европейское пространство и торжестве в их несчастной стране европейских ценностей.

Но это то, как устроена нынешняя политическая жизнь у наших соседей сейчас. Скоро все это перестанет иметь значение, поскольку те радикальные нацисты, которые не пользуется поддержкой населения, уже стали альтернативной властью на Украине. Ветеранов АТО около 350 тысяч и они образуют в составе разных силовых групп, структур и подразделений гигантскую армию, готовую бороться за ресурсы, за собственную правду, за справедливость именно под нацистскими лозунгами. К ним сейчас пошел на поклон Петр Порошенко в надежде на то, что они смогут, используя силу, переписать итоги выборов по собственному (он надеется, что по его) усмотрению. Так что описанный мною скрытый, стеснительный нацизм – это уже отыгранная партия. Впереди нас ожидает много интересных событий.


Официальный сайт главы ДНР
Regnum
Русская Весна
News-Front